Белорусский IT рынок: обзор возможностей и особенности юрисдикции

Белорусский IT рынок: обзор возможностей и особенности юрисдикции

23

МАР' 20

Белорусский IT рынок: обзор возможностей и особенности юрисдикции

Несмотря на тесные контакты России и Белоруссии, и то, что ИТ-рынки двух стран тесно связаны, мы не очень хорошо знаем, что реально происходит у соседей. А между тем по ряду особенностей, налогообложение, юрисдикция, правовые вопросы, Республика Беларусь открывает перед ИТ-компаниями, работающими на мир, отличные возможности для бизнеса. В Минске на ISDEF Spring 2019 Кирилл Голуб, ex-CEO AheadWorks, рассказывал о том, что из что сегодня из себя представляет ИТ-бизнес в РБ. Мы решили вернуться к этой теме и задать несколько вопросов, которые не успели задать в прошлом году. Ждем продолжения разговора на ISDEF Spring 2020

Изменения ИТ-мышления за последние 10 лет

Еще 10 лет назад практически весь IT-ландшафт был сосредоточен в столице, в Минске, и ограничивался привычными ИТ-аутсорсерами. Этот тип компаний олицетворяла EPAM Systems, которая еще десять лет назад не была публичной, но уже была весьма крупной для Беларуси. Еще в начале 2010 годов в Минске был популярен тезис о том, что наши конкуренты — это азиатские и индийские разработчики, с которыми мы должны конкурировать по цене, снижая расходы и оптимизируя заработные платы. К тому времени белорусскому Парку Высоких Технологий исполнилось уже пять лет, и это действительно был парк для ИТ-аутсорсеров.

За последние 10 лет всё стало очень быстро меняться. Во-первых, белорусские ИТ-аутсорсеры, во главе с EPAM Systems, поняли, что конкурировать с азиатскими массовыми разработчиками по цене бессмысленно, они всегда нас перебьют. Белорусские IT-компании почувствовали вкус к специализации. Когда у тебя есть большой набор центров технологических компетенций, как это называет EPAM Systems, можно конкурировать не по цене, а выставлять качественное портфолио при участии в тендерах, брать качеством, а не количеством. Одновременно с этим часть белорусских компаний стала понимать, что продуктовая разработка — это высокомаржинальный бизнес, и за этим будущее. Моя компания Aheadworks, проданная в 2019 году, была представителем этой новой волны.

Мы поняли, что из небольшой компании превратиться в крупную не можем, для этого нужны незаурядные менеджерские способности. Для того, чтобы стать средней по масштабам компанией с нормальной маржинальностью, нужно заниматься именно продуктом. Для белорусских IT-компаний этот период пришёлся как раз на рост популярности мобильной разработки. Сначала, как обычно, на заказ, а затем разработчики поняли, что мобильные продукты приносят гораздо больше денег, если делаешь их сам и сам продаешь, чем разрабатываешь для кого-то. Сегодня одна из проблем, через которую проходит белорусский ИТ-бизнес, связана с недостаточным количеством компетенций в плане продуктовой разработки. Продуктовых компаний много, они все работают, если это B2C, на мировой рынок, если B2B, то на американские и западноевропейские компании.

Для того, чтобы успешно создавать и продавать продукты, нужны компетенции не только в маркетинге, но и собственно в продуктовой разработке. Продуктовых специалистов очень трудно импортировать из-за границы. Технические специалисты, разработчики из России охотно едут в Беларусь, но не менеджеры продукта, которых в России тоже мало. С другой стороны, для релокации западных специалистов недостаточно предлагать ту же самую зарплату, как Европе: необходимо как-то компенсировать им сложности релокации. Других плюшек мы предложить пока не можем. Хотя и специфических рисков в этом бизнесе я сегодня не вижу, любой макроэкономический риск на устойчивых компаниях отражается чаще положительно. Да, в кризис очень быстро тонут аутсайдеры, а хорошие устойчивые компании за счёт утонувших аутсайдеров только растут, набирают темп, кадры и заказчиков.

В Беларуси внутреннего IT-рынка нет как такового

В Беларуси внутреннего IT-рынка поэтому все компании, и аутсорсеры, и продуктовые, ориентируется на глобальный рынок. В Беларуси есть небольшой сегмент IT-компаний, которые изначально работали с российскими заказчиками, но за последний год большое количество их закрылось либо банально обанкротилось. Показательный пример — компания R-Style. Насколько я помню, она создавалась как белорусский офис одной из российских компаний. Последние четыре года испытывала серьёзные проблемы, а в конце 2019 года пошла на банкротство. Минский офис генерировал всё меньше прибыли. таких условиях компании, работающие на российских заказчиков, полностью потеряли конкурентоспособность.

Беспрецедентная регуляторика для резидентов и английское право

В первую очередь, это беспрецедентная регуляторика для резидентов ПВТ. Самый простой пример — резидент ПВТ практически не платит налогов как таковых. А единственный налог, который можно считать оборотным, это 1% от выручки, который перечисляется в администрацию ПВТ. При этом существует ряд изъятий, когда выручкой, например, для операторов платформ токенизации признаётся не весь оборот, а только комиссия, которую получает компания-токенизатор. Отсутствует НДС для экспортных операций, отсутствует оборотный налог в целом, отсутствует налог на прибыль. Налоги на зарплату радикально снижены, и становятся чуть более конкурентными, чем в российской практике. Для тех, кто запускает бизнес как founder или кофаундер, есть чудесная опция: если ты, как физическое лицо, владел долей в компании-резиденте ПВТ более года, то при продаже доли не возникает подоходный налог.

Минусы в режиме работы ПВТ при всём желании найти крайне трудно. Действие режима “ПВТ 2.0” началось два года назад. Поначалу у IT-предпринимателей были некоторые сомнения, насколько будут работать заложенные в ПВТ инструменты английского права, которые были призваны помочь делать сделки по M&A и инвестициям в белорусской юрисдикции. Эти неполные два года показали, что эти инструменты работают. Типичный пример это успешные экзиты, продажи американским корпорациям белорусских юридических лиц, структурированные по вполне понятным для западных корпоративных юристов, которые работают на корпорации, как можно совершить эту сделку в Беларуси.

Порог входа в ИТ-бизнес в Беларуси

Мне кажется, этот порог никогда не менялся. Если начинать с какого-то очень узкого сектора, ты можешь запустить софтверный бизнес вообще без стартового капитала. Если ты сам программист и можешь найти ещё несколько разработчиков, то ты начинаешь без какого-либо стартового капитала. Пытаясь захватить часть рынка в каком-то секторе или технологической нише, нужно понять, насколько этот сектор капиталоемкий. Ведь разработчики в Минске на сегодняшний день стали действительно дороги. Зарплаты в Минске уже сравнялись с Москвой, а кое-где и превышает московский уровень.

Информбюро ISDEF

Возврат к списку